Ситуация использования языка как основа обучения авиационному английскому для ведения радиосвязи

Сегодня мы публикуем презентацию Н.П. и С.А. Мельниченко на HeliRussia-21.

Об авторах:

Надежда Павловна Мельниченко — автор нескольких курсов по подготовке преподавателей авиационного английского языка и фразеологии радиообмена, обучающих курсов для пилотов и диспетчеров, разработчик тестирующей системы TELLCAP (единственный из всех тестов, разработанных неносителями английского языка, получавший несколько лет подряд одобрение ИКАО), автор презентаций и статей по методике преподавания и тестирования авиационного английского языка.

Сергей Александрович Мельниченко — автор учебных пособий, многочисленных статей, курса тренажерной подготовки по фразеологии радиообмена и авиационному английскому, эксперт Российской Федерации в Исследовательской группе ИКАО по определению требований к владению языком, руководитель проекта TELLCAP с 2004 по 2013 годы, ныне- генеральный директор Международного консультативно-аналитического агентства «Безопасность полетов».


В книге для учителя к учебнику Aviation English издательства «Macmillan» ее рецензент John Kennedy пишет, что от преподавателя авиационного английского не требуется быть авиационным экспертом. Он считает, что если вы летали на самолете в качестве пассажира, то этого вполне достаточно для встречи с обучаемыми.

Мы категорически не можем согласиться с таким мнением. Попробуем объяснить причину. Конечно, преподаватель вряд ли должен уметь управлять воздушным движением или воздушным судном, но опыта пассажира для того, чтобы иметь право преподавать авиационный английский язык, т. е. профильно-ориентированный язык, явно недостаточно.


Пассажир, даже если он носитель языка, может считать, что (цитирую рецензента) «аэропорты иногда называют аэродромами, хотя термин этот считается устаревшим, который часто означает небольшой аэродром» (конец цитаты).
Но преподаватель авиационного языка должен знать, что в ситуации использования языка, в отличие от общего языка, слово aerodrome не считается устаревшим, а является частью множества словосочетаний: departure aerodrome, base aerodrome, diversionary aerodrome, aerodrome layout, aerodrome circuit и т. д.

Кто-нибудь из наших преподавателей, преклоняющихся перед этим макмиллановским изданием, понимает ли, что после таких слов об этом учебном пособии следует забыть навсегда? – Ведь авторы, размещая такую рецензию, наверняка были согласны с ее содержанием…


После того, как в 2008 году было внедрено требование ИКАО к владению языком, словосочетание «авиационный английский» стало для нечестных репетиторов и преподавателей приманкой, рассчитанной на доверчивую и малознающую публику. Посмотрите: авиационный английский у нас готовы преподавать более 50 тысяч проходимцев, учитывая, что в стране менее 500 сертифицированных преподавателей авиационного английского. Да и количество пилотов и диспетчеров в общей сложности не превышает 25,000 человек. Парадокс: на каждого авиационного специалиста, который обязан владеть авиационным английским, как минимум, на четвертом уровне по Шкале ИКАО, приходится более двух преподавателей-репетиторов, а многие языковые проблемы остаются нерешенными!


В чем причины таких проблем? Их немало, и многие из них носят системный характер.

Системная проблема номер 1: много ли сертифицированных преподавателей имеет практику ведения реального радиообмена на английском языке? – Единицы. Но найти достаточное количество специалистов, которые бы имели и опыт ведения радиосвязи, и высшее лингвистическо-педагогическое образование, практически невозможно. Как же избежать ситуации, когда преподаватель вынужден учить тому, чего сам никогда не делал? Правильно – его нужно качественно обучить авиационной составляющей и подготовить к работе.

Подходим к системной проблеме номер 2: качество первоначальной подготовки и поддержания (повышения) квалификации преподавателей авиационного английского языка. То, что сегодня вопросами обучения по своей личной инициативе в соцсетях начали заниматься пилоты и диспетчеры, говорит о том, что нынешнее качество преподавания авиационного английского их не устраивает. Однако даже беглый взгляд на их материалы говорит о том, что лучше бы они этого не делали. В чем причина, объединяющая слабые стороны и преподавателей, и авиаторов?

Это — ситуация использования авиационного английского языка. Это либо неправильное представление о ситуации использования языка и предъявляемых к ней требованиях, либо полное отсутствие ее понимания. И это третья системная проблема. Чем же характеризуется ситуация использования авиационного английского языка?


Кто использует авиационный английский, регулируемый требованиями ИКАО? – Пилоты и диспетчеры. То есть, пилоты и диспетчеры являются дискурсивным сообществом, использующим а) стандартную фразеологию радиообмена ИКАО и б) авиационный английский для коммуникации в рутинных и нестандартных ситуациях. Хотя пилоты и диспетчеры используют язык и вне рамок своей профессиональной деятельности, только в области радиообмена выбор лингвистических средств определяется специфическими требованиями жанра, или функционального стиля.


Преподаватель авиационного английского языка, зная особенности радиообмена, должен иметь четкое представление о стандартной фразеологии ИКАО. Преподаватели, имеющие смутное представление о правилах ведения радиосвязи и фразеологии ИКАО, часто пытаются подменить фразеологию средствами общего языка или дают примеры с нарушениями в стандартной фразеологии.
Например:
Can you confirm you want us to climb back to 120?
Did you say flight level 90?
Look out for slow moving traffic 6 miles ahead, etc.
(English for Aviation by S. Ellis, T. Gerighty).


You have traffic at 11 o’clock.
Maintain heading 120.
We will touch down on Runway 27R in two minutes.
Switch over to 118.25б etc.
(Flightpath by Ph. Shawcross).


Contact approach control and say position.
Say location.
Give instruction to proceed to bay 114…
Suggest a heading if not sighted.
Say problems with fuel flow.
(Check your Aviation English by H. Emery, A. Roberts).


Чтобы избежать ошибок в учебных материалах, нужно ознакомиться со всеми ситуациями, для которых предусмотрена фразеология (Annex 10 to the Convention on International Civil Aviation “Aeronautical Telecommunications” Vol. II; Doc 4444 ATM/501 ‘Air Traffic Management’). Преподаватель ни в коем случае не должен служить примером нарушения правил ведения радиосвязи. Если преподаватель знает особенности радиообмена как функционального стиля, то он научит своих студентов переключению кода (code switching): в нестандартных и аварийных ситуациях пользоваться общим и авиационным языком в соответствии с требованиями краткости и однозначности. “The ESP teacher can be both a teacher of genre and a genre doctor” (T. Dudley-Evans and M. J. St John).

Стандартная фразеология ИКАО является частью радиотелефонного английского и включает в себя набор стандартных слов и выражений (около 500). Применяется она во всех случаях, для которых предусмотрена, т. е. в стандартной ситуации используется только стандартная фразеология.

Незнание или неправильное употребление стандартной фразеологии является одним из трех факторов, влияющих на безопасность полетов.

Какие требования должны предъявляться к владению стандартной фразеологией пилотами и диспетчерами?

— Стандартная фразеология ИКАО должна употребляться точно и правильно в соответствующих ситуациях, даже при переходе от фразеологии к общему языку и обратно.
— Произношение стандартной фразеологии ИКАО должно соответствовать нормам произношения, описанным в Приложении 10 ИКАО, а также должно быть понятно международному авиационному сообществу.
— Техника речи (дикция, скорость речи, расстановка пауз и громкость) адекватна рекомендациям ИКАО.


Что такое точное и правильное употребление стандартной фразеологии?

Это – употребление терминологии, синтаксиса и предложных схем, соответствующих моделям, которые требуются в той или иной ситуации.

Точное и правильное высказывание НЕ содержит:

• необоснованных пропусков: “Climb 350” вместо “Climb to flight level 350”.
• необоснованных добавлений: “You can climb now to flight level 350” вместо “Climb to flight level 350”.
• замен фразеологии лексемами или структурами из общего языка: “I understand”, “OK” вместо “Roger”.
• изменения очередности элементов: “Traffic descending Boeing 747 12 o’clock 35 miles crossing left to right” вместо “Traffic 12 o’clock 35 miles crossing left to right Boeing 747 descending”.


Общие характеристики радиообмена:

Ситуация использования языка, или радиообмен, существенно отличается от использования языка в других сферах.

Широко известны особенности радиообмена:

• отсутствует визуальный контакт между говорящим и слушателем, речь не поддерживается мимикой и жестами;
• голос передается при помощи радиооборудования и подвергается искажению при этом;
• коммуникация носит преимущественно устный характер;
• используется английский язык для специальных целей.


Два главных требования, предъявляемых к радиообмену:

Отличия радиосвязи определены требованиями, которые предъявляются к ней: радиообмен должен быть кратким и однозначным. Мы имеем дело с контекстом, который очень сильно ограничен как в сфере языка, так и ситуационно.

Как уже говорилось, для стандартных ситуаций разработана фразеология ИКАО, ее применение обязательно во всех ситуациях, для которых она предписана. Однако изучение ситуации использования языка показывает, что этой фразеологии недостаточно, когда ситуация выходит за рамки стандартной. В таких случаях мы наблюдаем переключение кода (code switching), т. е. переход от стандартной фразеологии к использованию общего языка.

Но следует помнить, что использование общего языка должно учитывать требования краткости и однозначности, т. е. соответствовать «ожиданиям жанра», или функционального стиля. «Функциональный стиль – это не «специальный язык», это подстраивание использования языка под требования ситуации» (A. Vatnsdal — перевод наш). Это должно учитываться как при обучении, так и при тестировании.


Основные черты радиообмена:

• В радиообмене отсутствуют такие формы вежливости, как “Would you please…”, “Nice to hear you” и т. п. Различные формы приветствий (Good morning, Good day) допускаются, но не приветствуются правилами ведения радиосвязи.
• Для экономии времени применяются коды и специальные лексические единицы (QFE, QNH, QDM, MAYDAY, PAN PAN, Wilco).
• Часто используются добавочные коды (additional attention markers: сaution, attention, be advised, be informed).

• Для радиосвязи характерно употребление интенсификаторов (markers of urgency: immediately, now).
• Использование инверсии или препозиции (inversion or fronting process) позволяет диспетчеру обосновать команду до того, как он ее озвучит, и дает дополнительное время пилоту на реакцию на указание («For identification turn left 30 degrees»).
• В радиообмене используются простые предложения («Read you five»).


• Для диспетчерских указаний употребляется только повелительное наклонение («Climb to flight level 260»).
• В авиационном английском и в радиообмене, в частности, из синонимического ряда выбирается обычно лексическая единица с пометкой ‘formal’: assistance, until, revert, observe, request, expedite, exceed, resume, require, commence и т.п.


• В радиосвязи отсутствуют такие средства организации речи, как вводные слова, союзы. Очередность элементов служит организации речи.
• Вопросительные предложения заменяются конструкциями с report, request, confirm.

К сожалению, как и преподаватели-носители языка, так и носители языка – пилоты и диспетчеры очень фривольно используют и стандартную фразеологию, и авиационный английский. Вот пример:

“Yes sir, if you can give me the weather, er we need to go somewhere where we can land, we don’t have a lot of time, we just came from Japan”.

Американский экипаж создал серьезные когнитивные сложности для российских диспетчеров, а дело было еще до внедрения требований ИКАО, хотя мог сказать проще, короче и понятнее, например: “Request weather of alternate. Be informed we are low on fuel”.


Учитывая то, что у нас очень ограничено время, хочу рекомендовать вам ознакомиться со статьей Н.П. Мельниченко, в которой, помимо того, что я успел произнести, исследуется и эллиптическая грамматика, для которой типичны различные формы речевой компрессии, отсутствие артиклей, когда они не несут смысловой нагрузки, пропуск вспомогательных глаголов, отсутствие многих предлогов, употребление «левых» определений и т.д.

В статье даются рекомендации, как учить краткости и однозначности. Рекомендую.


Также рекомендую два новых источника, предназначенных для преподавателей, а также пилотов и диспетчеров.

Первый – это сайт AeroEnglish (www.aeroenglish.ru), где вы найдете массу интереснейших материалов по авиационному английскому языку.

Второй – это телеграм-канал AeroEnglish (https://t.me/aeroenglish1), который специализируется на множестве текстов, реальных записей радиообмена и коротких тестов на усвоение материала.


Благодарю за внимание,
С нами можно связаться по электронной почте.
Надежда Павловна Мельниченко
melnichenkon@gmail.com
Сергей Александрович Мельниченко
melnichenkosergey@gmail.com